В постели со смертью

Эта книга широко продается в книжных магазинах Москвы

и других городах России.

Глава 1

Один труп. Второй.

Ее любовники погибали неожиданно и странно. Всегда рядом с ней. Словно Лиза была эдакой "тайной Клеопатрой", которая скрытно выносила им смертный приговор.

А начиналось все довольно безобидно:

В престижном бассейне "Лагуна" воняло хлоркой и пряными гелями.

После заплыва Лиза приняла эффектную позу. Мускулистыми ногами укрепилась на невидимой ступени, а бронзовые от загара груди приподняла над водой. Прозрачная ткань купальника от Армани не могла скрыть неистовую энергию ее плоти.

Боковым зрением Лиза попыталась отсечь реакцию Туманова. Но Вадим болтал по мобильному телефону, расхаживая по парапету. Молодой лев. Восходящая звезда на политическом небосклоне. А вернее: призовой жеребец, на которого поставила Лиза. Именно он метко назвал ее вздутые сиськи "двумя воплощенными оргазмами". Но данный восторг Туманова еще не гарантировал венчального ритуала.

Приторно теплая вода не освежала. Было семь вечера, но раскаленное солнце шпарило с неба, как в полдень. Этот знойный июль должен стать определяющим в манипуляциях Лизы коварными и жадными самцами.

Перед расставанием с Зиминым надо содрать хоть какой-то клок со старого паршивого овена. А потом все бешенство юного темперамента обрушить на Туманова.

- Я подброшу тебя с Вадимом до "Приват-клуба", - вынырнув рядом с Лизой, сказала Рита - толстуха, перед которой спасовал сам гербалайф.

- Fine! - выдохнула та.

Две приятельницы Лизы по водным процедурам представляли собой парочку прикольных антиподов. Алена, которая плыла к ним сейчас по дорожке, была высокой броской "топ-моделью", Рита - приземистой и неуклюжей. Зато у последней был свой модный бутик на Мясницкой, а у первой - лишь не использованные пока шансы на светлое будущее.

Как только подруги сбились в кучу, над бассейном раздался женский визг:

- На дне - утопленник!

- Покойник!

- Там кто-то есть.

- Быстрее тренера! У нас утопленник!

Лучшим местом для создания паники после базара, несомненно, является бассейн. В силу того, что здесь подправляют свое здоровье дамы, часто перешагнувшие бальзаковский возраст много лет назад, над "Лагуной" мгновенно возник такой шум, будто в небеса поднялась и обделалась там птичья стая.

Усатый тренер, которому хозяева платили за внимание к пожилым мадамам и расторопность, выскочил на парапет и нырнул в воду.

Лиза ринулась вперед по дорожке. Через пару секунд она увидела тело. Ледяная струя прострелила ей столб позвоночника.

Толща воды сделала очертания мужской фигуры расплывчатыми. Но это не помешало Лизе мгновенно сообразить: на дне лежал никто иной как ее "призовой жеребец". Усатый тренер тщетно старался приподнять Вадима Туманова. Бесчувственное тело, как известно каждому, становится гораздо тяжелее.

- О господи! Он задохнется! - прокричала Рита, багровая от напряжения.

- Да он уже не дышит, - прошептала Алена, бледная от испуга.

Лиза и слова не могла вымолвить.

На дне лежал не просто молодой человек, подающий надежды политик. На дне "Лагуны" сейчас покоились все прожекты Лизы, заключенные в бронзовое тело ста восьмидесяти сантиметров роста.

Ей следовало бы нырнуть к своему избраннику, но вместо Лизы это сделала Алена. Худая, гибкая, она легко вошла в толщу воды и стала помогать усатому тренеру. Тут подоспели мужчины с аквалангами и вытащили Туманова на парапет. Туда же легко выпрыгнула Лиза, а за ней тяжело поднялась по металлической лесенке Рита.

Когда тренер хотел завалить утопленника ничком на свое колено, тело: неожиданно ожило.

- Не стоит беспокоиться, - сказал Вадим, поднимаясь во весь свой эффектный рост.

Толпа экспансивных дам охнула.

- Ты псих? Или йог? - свирепо уточнил тренер, переводя тяжелое дыхание.

- Ну и шутки у вас, молодой человек! - с возмущением выпалила рыженькая красотка лет семидесяти пяти. - Я могла сейчас инфаркт схватить.

- Английский юмор, - облегченно бросила Лиза. Ее прожекты возродились. - На сей раз обошлись без трупа.

- Вот это прикол! - покачал головой усатый тренер. - Тут мне недавно подложили в тарелку какашку - западный сувенир, но твой трюк - круче.

От последних слов тренера некоторые дамы показательно вздрогнули и отошли в сторону.

В этот момент раздался сигнал мобильного телефона, лежавшего на парапете. Пока Вадим болтал, Лиза произвела в уме кое-какие подсчеты и убедилась: скорее всего, Туманов этим вечером захочет "заняться сексом". Ей не нравилось последнее выражение, но Вадим упорно наклеивал этот американский ярлык на их отношения, видимо, для того, чтобы Лиза не зарывалась в своих иллюзиях.

Вадим Туманов относился к категории людей, кому на роду написано быть победителями. Мускулистый, статный, он сразу пленял сердца женщин и вызывал раздражение у мужчин. Однако, когда Вадим заводил свои сладкоголосые песни, глядя противнику прямо в глаза, то за считанные минуты становился сначала добрым приятелем, а под конец разговора и другом собеседника.

Умелое владение магией общения привело к тому, что Туманов года два назад стал референтом у одного из парламентских деятелей, проповедующих стабильность в разоренной стране, и теперь преуспевал.

Покидая парапет, Рита крикнула, что они с Аленой будут ждать Лизу в кафе на террасе.

- Твои подруги основательно пасут тебя. Опасаются за твою невинность, - сардонически заметил Туманов, завершив разговор. - А я сегодня на нее не покушаюсь.

- Правда? - обрадовалась Лиза, состроив при этом кислую мину. - Ты занят вечером? - "А если бы ты знал, darling, как занята я!"

- К сожалению. Должен сопровождать шефа на ужин в японское посольство.

- Тогда - до завтра? - Лиза легко поцеловала его в губы.

- Я мог бы подбросить тебя домой.

"Осел! Мне в другую сторону", - подумала Лиза, но вслух сказала:

- Sorry. Хочу посидеть с девочками.

Буфет, именуемый среди купальщиц "Лагуны" "Террасой", на самом деле располагался на крыше вспомогательного здания. Все здесь было оборудовано с учетом удобства посетителей: от знойного солнца их головы уберегали плотные цветистые тенты, а расслабленные водными процедурами нервы клиентов баюкали французские шансоны.

Рита и Алена, сидя за излюбленным боковым столиком, потягивали апельсиновый сок. Когда Лиза присоединилась к ним, Рита сделала комплимент ее наряду:

- Тебе идет платье-сорочка.

- Да, - подхватила Алена, - алый цвет - к лицу.

- Юность, - печально вздохнула Рита. - Кобели так и вертятся вокруг тебя. Не упусти момент!

- Уж постараюсь, - хмыкнула Лиза.

С ленивой негой, как и положено в знойный день, подруги закурили длинные ментоловые сигареты.

- Твой Туманов, видимо, йог? - спросила Алена.

- Никогда не интересовалась. Скорее всего, электронная таблетка, о которой трубила реклама.

- Та, что дает несколько минут дыхания в безвоздушном пространстве? - уточнила Рита. - Бог ты мой, как же мужики любят быть в центре внимания!

- Особенно политики, - хмыкнула Алена.

- Ты сказала Вадиму, что он может отпустить своего шофера? Мне ничего не стоит подкинуть вас к клубу.

У Лизы было несколько секунд на раздумья.

Если признаваться, то сейчас. А почему бы и нет? "Why not?" - как говорят во всех англоязычных уголках. Мысль о том, что она может выдать компромат на себя, приостановила Лизу, но желание блеснуть победило.

Медленно глотнув холодного сока, она лукаво заметила:

- Я ужинаю не с ним.

Алена присвистнула, а Рита поторопила:

- Ну же! Не томи душу.

- С Зиминым.

- С кем?!

- С самим Георгием? - не поверила Алена.

- Да.

Глава "Юнибилдинга", мощной фирмы, частенько мелькавшей в сводках новостей, всей Москве был известен как Георгий. Это была фигура из пресловутого хай-класса, поэтому торгашка Рита жадно спросила:

- Как тебе удалось выйти на него? Конечно, через журнал?

- Конечно, нет, - веско сказала Лиза. - Скорее на журнал я вышла через него.

С недавних пор Лиза работала в рекламном издании "Сто первый", которое пускало пыль в глаза читателям, публикуя как реальные, так и не вполне достоверные сведения об известных людях. Для приобретения популярности на кухне "Сто первого" не гнушались ничем. Зато тираж рос, что обещало благодарным сотрудникам неуклонное повышение благосостояния. В России конца двадцатого века, где каждый стремился урвать свой жирный кусок или хотя бы сладенький кусочек, уже никто никого не осуждал. Разве только пенсионеры, изредка выставляющие пикеты. Но динозавров, видела Лиза, нигде не принимали в расчет.

- Вот это да-а! - протянула Рита. - Среди нас такие люди! И молчат! Давай колись.

- И побыстрее, - приказала Алена.

- Если я расскажу, вы ведь не поверите.

- Поверим! - убедительно сказала Рита. - Главное - ври в меру.

Знакомство с главой известного "Юнибилдинга" на самом деле было анекдотичным.

В мае безработная Лиза шаталась по старому Арбату, обдумывая планы быстрого и необременительного обогащения. Но все, что приходило в ее пустую башку, требовало нудного изучения иностранных языков, овладения навыками компьютера, а затем честного изнурительного прозябания в какой-нибудь фирме.

Как назло, в тот безоблачный майский день не хотелось пахать не покладая рук. Хотелось умчаться вслед за соленым морским ветром на экзотический остров и демонстрировать там на пляже свою фигуру, которая по параметрам соответствовала требованиям к топ модели.

Остановившись около выносного стенда турфирмы, Лиза начала изучать маршруты. Они, признаться, радовали. Но указанные рядом цены огорчали до глубины души.

Ни сама Лиза, ни ее труженица-мать никогда наяву не видели и не нюхали таких сумм. Зелененькие бумажки с портретом явно страдающего ожирением Франклина Лиза смаковала лишь издалека, когда другие меняли их на российские рубли около заветных окон.

Случайно ее взгляд остановился на респектабельном мужчине, который, наклонившись, разглядывал свою пятку, до крови натертую модным итальянским башмаком. Лиза не могла позволить себе дорогой удобной обуви, поэтому очень удивилась, что и она, оказывается, может доставить своему клиенту мелкие, но противные проблемы. Рядом с мужчиной суетился рослый парень, очевидно, сын, но у этих непрактичных мужчин было решительно все - даже мобильные телефоны - кроме единственной необходимой в таких случаях вещи - бактерицидного лейкопластыря.

Движимая состраданием, Лиза быстро раскрыла сумочку и подала его пожилому мужчине. Но он так неуклюже принялся за дело, что ей пришлось вырвать у него полоску пластыря и самой приклеить его к кровавой ране.

Импозантный старче облегченно вздохнул и сказал:

- Вы спасли меня. - Затем он жестом показал "сыну", чтобы тот отошел в сторону, и телохранитель - а это был он, как через две секунды поняла Лиза - безмолвно повиновался, остро поглядывая вокруг.

- Я должен вас отблагодарить.

- О нет, - решительно сказала она, прекрасно зная, что уж где-где, а на Арбате можно запросто влипнуть в историю.

По ее расчетам, старче должен был осознать, что имеет дело с порядочной девушкой, как любила выражаться мать Лизы. Расчеты оказались верны.

Улыбнувшись, он заметил:

- Не бойтесь, я не позову вас в какой-нибудь вертеп. Однако, надеюсь, что вы - ответно - воспользуетесь и моей помощью. - Джентльменским жестом протянул ей визитку.

Пытаясь продемонстрировать, что вовсе не интересуется, с кем именно свела знакомство, Лиза было сунула визитку в сумку, но незнакомец остановил ее словами:

- А вы все-таки взгляните.

Лиза последовала совету и обомлела. Чтобы хоть как-то выкрутиться из ситуации, просто сказала:

- Вы меня срезали, не скрою.

Искренность Лизы так понравилась могучему Георгию Зимину, что он громко захохотал, а потом тихо добавил:

- Подумайте, что я могу сделать для вас и позвоните завтра.

О чем тут было думать!

На следующий день тоном казанской сироты Лиза поведала Зимину о своих мытарствах и уже к вечеру получила работу в рекламном журнале "Сто первый" с зарплатой в пятьсот долларов.

После этого ей наконец удалось отделиться от матери, с которой они жили на Комсомольском проспекте в маленькой двухкомнатной квартирке, и снять однушку на Преображенке. Так была достигнута пусть не полная, но хотя бы относительная самостоятельность, и свобода стала для нее не затертым газетным понятием, а желанной реалией.

После этого события прошло почти два месяца, и Лиза - скажем прямо -кое-чего вкусила на пиру жизни, хотя содрать с Георгия солидный куш не удавалось - Зимин оказался крутым скрягой. Самое большее, на что его можно было раскрутить - это на ужин в "Приват-клубе", хотя и там, как показалось Лизе, он имел льготы. Видимо, одним своим присутствием поднимал рейтинг заведения. Во всяком случае, при ней Георгий намекал на это метрдотелю.

Как только Лиза завершила свою историю о знакомстве с Зиминым, Рита накрыла ее маленькую ладошку своей пухлой ладонью и выдохнула:

- Жаль, что ты не сказала мне раньше. Я бы тебе приперла классную шмотку из бутика.

- Мне не по карману.

- А я и не собираюсь, деточка, чесать твой тощий карман. Мы, в конце концов, - деловые люди. Если продвинешь нас в клуб - такой promotion тоже немало стоит.

- Я сама вхожу туда по гостевому списку, - неохотно сказала Лиза: посвящать подруг в свои планы она не собиралась.

- Так ты воспользуешься моим фордом? - спросила Рита и облизнулась, будто услышанная новость о Зимине была деликатесной закуской, которую с наслаждением переваривал ее мощный желудок.

Заметано. - Лиза пожала плечами.

Причалить к элитарному гнезду на классной лайбе - чего еще желать юной леди, мечтающей о роскошной жизни?

***